Экскурсии в Израиле: "момент истины"
в Гефсиманском саду


Иуда Искариот: "момент истины" в Гефсиманском саду


Наши рассказы о Святой Земле










































































































































































































































































































Поцелуй Иуды

Тема, заявленная в заголовке этой статьи, на первый взгляд не относится к нашим "Путешествиям по Святой Земле". Она носит чисто философский характер, и поднималась многими богословами и литераторами, начиная со второго века нашей эры. Достаточно подробный критический анализ вопроса можно найти в статье иерея А.Тимофеева с соавторами "Достоин ли Иуда «реабилитации»?"

Я взялся писать об этом по одной-единственной причине: авторы многочисленных статей и рассказов о предателе-Иуде грешат одним недостатком. Они плохо знают историю древней Иудеи и тот историко-культурный фон, на котором развивались евангельские события.

Прежде всего, обратим внимание на полное имя предателя – Иуда Искариот. В Новом Завете имена всех "действующих лиц" состоят либо из одного слова-имени (Марфа, Мария, Лазарь и др.), либо из имени с "прозвищем" (Мария Магдалина, Симон "прокаженный", Симон "зилот" и т.д.), а также с указанием "отчества" (Иоанн и Иаков, "сыновья Зеведеевы", Петр, "сын Ионин и т.д.).

Прозвища могли означать какое-либо качество человека или же место, откуда он родом. Так мы узнаём, что Мария Магдалина была родом из Магдалы, а Иосиф, предоставивший свой фамильный склеп для погребения Иисуса, из города Аримафеи (ивр. – Рамафа, Рама). В отношении Иуды, прозвище которого звучит в оригинале как "иш крайот", распространено мнение, что он был родом из иудейского города Кариота. Проблема в том, что города с таким названием на карте древней Иудеи ученым обнаружить не удалось.

Более вероятным представляется перевод прозвища Иуды как "человека из пригородов". Пригороды-"крайот" современной Хайфы, такие как Кирьят-Бялик, Кирьят-Ям, Кирьят-Хаим, Кирьят-Моцкин хорошо известны. Там проживает много наших бывших соотечественников. Но Иуда был родом из совсем других мест.

В "Энциклопедическом словаре" Брокгауза и Эфрона говорится, что "он был единственным иудеем среди апостолов, которые все были галилеяне". Был ли он уроженцем таинственного города Кариота, или же слово "крайот" означало пригороды Иерусалима – это не принципиально. Важно другое: иудеи и галилеяне имели, как сейчас принято говорить, совершенно разный менталитет. Жители Галилеи, откуда Иисус призвал остальных 11 апостолов, были насильственно обращены в иудаизм за несколько десятилетий до описываемых событий.

Понятно, что обратить их в русло Учения, которое проповедовал Иисус, было значительно легче, чем "книжников и фарисеев", живших в Иудее, где "Закон моисеев" существовал уже более тысячи лет. А Иуда Искариот, скорее всего, и был в прошлом одним из таких фарисеев ...

Что, прежде всего, отличало фарисеев, а также не столь многочисленную секту ессеев от остальных жителей тогдашней Палестины? – Это вера в приход Мессии. И чем ближе мы подходим к временам евангельских событий, тем сильнее и ярче проявлялись в народе эти мессианские чаяния. Страна стонала под гнетом римских завоевателей, и вера в царя-освободителя была единственной, что могло поднять угнетенный народ на борьбу со своими поработителями. Мы уже говорили о том, что значило для евреев в те времена слово Машиах.

Давайте вернемся к событиям, предшествовавшим предательству. Речь идет о так называемом "галилейском кризисе", когда Иисус, после сотворения Чуда умножения хлебов и рыб, отказался быть для народа "царем Иудейским".

Иуда Искариот был свидетелем этих событий. Что же происходило в душе этого человека, который вместе с остальными апостолами в течение трех лет ходил с Учителем по городам и селам, и выполнял все поручения Иисуса, которые Он давал Своим ученикам? Ведь он был "один из двенадцати ...", как называет Иуду Евангелие от Матфея (26:14).

Иуда не отказывается от Учителя, когда "многие из учеников Его отошли от Него и уже не ходили с Ним" (Иоанн 6:66). Он идет из Галилеи в Иерусалим вместе с Иисусом и остальными, и по дороге слышит страшное признание о том, что "Сын Человеческий предан будет первосвященникам и книжникам, и осудят Его на смерть, и предадут Его язычникам…" (Марк 10:33).

Как должен был реагировать на это иудей, до сей поры видевший в Учителе Христа, царя-Мессию, избавителя народа Израиля? Потерял ли он веру в Того, Кому служил все эти три года?

Или же, движимый личными амбициями, решил он испробовать "последний шанс" – спровоцировать Иисуса на решительные действия? Ведь не позволит же "царь Иудейский" всем этим ничтожным стражникам арестовать себя!

"Радуйся, Равви!", – говорит Иуда Христу. Это слова из Матфея (26:49). А дальше могло прозвучать, но не прозвучало, весьма самоуверенное продолжение: "Я, Иуда Искариот, даю Тебе шанс доказать всему миру, что Ты и есть тот самый Мессия, которого мы все ждем!".

Иисус ответил не ему, а Петру, обнажившему меч и отрубившему ухо стражнику: "Или думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моего, и Он представит Мне более, нежели двенадцать легионов Ангелов?" (Матфей 26:53).

Иуда не мог не услышать этих слов. Там, в Гефсиманском саду, он получил от Учителя ответ на мучивший его вопрос ...

 


 

Владислав Кипнис – руководитель проекта "Путешествия по Святой Земле".

Специалист в области естествознания, истории, религии, кандидат биологических наук.

Организует экскурсии по христианским и иудейским святыням Израиля.

Телефон: +972 544 70 35 19

Дополнительная информация на сайте www.jerusalem-tours.ru и на Фейсбуке .